В этой статье даже есть розыгрыш. Но всё по порядку.
Недавно мы публиковали разбор ситуации относительно стиральных машинок в студенческих общежитиях Томска, приведя в пример общежития 5 и 6 ТУСУРа. Освежите память. В конце той статьи мы указали, что это была лишь первая часть. Так вот — ловите вторую.
Основные вопросы, интересующие нас, это, конечно, принадлежность стиральных машинок и кто получает с них деньги. 
Мы нашли косвенные ответы на эти вопросы.
Известно вам или нет, но всё, что закупает любая государственная организация (в т.ч. университет) должно выставляться на сайте Госзакупок. И по нашим наблюдениям (если вы специалист, то можете поправить нас) ничего, хоть отдаленно напоминающего закупки стиральных машинок (равно как и оказание соответствующих услуг) в общежитие там нет. Однако, справедливости ради, отметим, что единственная закупка, так или иначе относящаяся к сфере стирки вещей, была в 2015 году. 
Важно: такие закупки могут проходить по 223-ФЗ, где заказчик вправе не указывать поставщика. По этой причине их мы не рассматривали.
Продолжая тему закупок стоит сказать, что 19-го ноября (спустя 5 дней после выхода нашей первой статьи) был опубликован тендер на «Оказание услуг по стирке и глажке постельных принадлежностей и термической обработке матрасов для нужд общежитий студгородка ТУСУР». В этой закупке указано так же и бельё в количестве 7200 кг. Какое бельё имеется ввиду — понять сложно, но в документации речь идёт о матрасах, поэтому вполне возможно, что это постельное бельё. Вся проблема заключается в том, что гипотетически так можно легально «провести» машинки.

Из открытых источников мы узнали, что полная тёзка жены директора студгородка ТУСУРа — Курач Мария Леонидовна, является ИП с основным видом деятельности, звучащим как «Стирка и химическая чистка текстильных и меховых изделий».
Смотрите, какой набор фактов мы имеем:
1. Тёзка жены директора студгородка — ИП, связанный с сферой постирки.
2. Дирекция устанавливает неизвестные стиральные машинки (неизвестен владелец и происхождение)
3. Дирекция студгородка сама регулирует цены и тем самым получает крупные денежные средства со студентов.
Сами студенты говорят, что владеет машинками жена директора. Мы это узнали от студентов с разных курсов и общежитий.
Интересная цепь событий, не правда ли?
Даже если ситуация кардинально отличается от того, как мы обозначили, то всё равно за её распутывание и объяснение студентам должен был взяться профсоюз ТУСУРа. Но, к сожалению, мы не получили внятного ответа от них. На прямой вопрос и сообщение от нашего главреда: «Я хочу понять реакцию профкома. Что думает профсоюз?» был получен ответ: «Я готова выслушать тебя, все остальное внутренняя работа. С которой мы работаем». Что такое «работать с внутренней работой» нам не пояснили. 
Далее, по нашей информации, профсоюз начал что-то делать: был поднят вопрос касаемо первой статьи и какая-то из комиссий якобы должна была начать искать документы, потому что у ТУСУРа всё-таки заключён договор с какой-то компанией.
Вот только прошла уже неделя с этого момента, а результата (документов) всё нет. Кстати, ребятам сказали, мол, на все вопросы отвечайте что-то типа: «Все документы на рассмотрении».

Ещё из интересностей: по общежитиям (не только 5 и 6) среди студентов активисты студсоветов начали собирать информацию о том, за какую цену студенты были бы готовы стирать свои вещи. От кого исходит эта инициатива, нам выяснить не удалось.
В связи с тем, что никакой реакции от ответственных лиц не последовало, Аксиома считает, что до 30.11 (пятница, ведь 3 дня достаточно, чтобы подготовить ответ) необходимо:
  1. Дать ответ со стороны профсоюза ТУСУРа. Какие шаги принимает профсоюз, что думает делать и как Аксиома может помочь.
  2. Дать ответ со стороны администрации ТУСУРа либо администрации студенческого городка по данной ситуации. 
Мы всё так же призываем студентов поднимать обсуждение данной ситуации и распространять этот материал.
Держите деньги чистыми.