Итак, 6 сентября было принято решение об отмене действовавшего в течение года возрастного ограничения для соискателей конкурса на повышенную стипендию за достижения в научно-исследовательской, учебной, спортивной, общественной и культурно-творческой деятельности.
Возраст ограничивался 27 годами.

Мостик-преграда в 27 лет разрушен

Ограничение стало ответом на абсолютно конкретную ситуацию. Достаточно давно работая в конкурсе на повышенную стипендию в разных функциях (консультации и прием документов на факультете, участие в экспертизе, участие в изменении информационной карты и других конкурсных документов, и вплоть до работы в конкурсной комиссии и принятии решений на высшем уровне), я видела многое в этом конкурсе. Видела пустые заявки, видела заявки, оформленные по принципу «вам надо, вы и разгребайте» (от руки, бумаги мятые, разложены как попало, а то и просто сваленные кучей, бумаги без имен, дат, регионов), видела подлог документов и их подделку.
Однако больше всего запоминались заявки, шикарно оформленные, сильные, но с фотографий зачетных книжек которых смотрели взрослые и даже не молодые люди. Эти заявки сразу выглядели победившими, и чаще всего именно так в конце концов и оказывалось.
Вполне естественно: ведь там были публикации в Скопусе и патенты – причиной чего часто оказывалась оконченная аспирантура, учёная степень соискателя или опыт работы в вузе или научной лаборатории. Там были разработанные программы для системы образования, утверждённые и даже получившие признание на самом высшем уровне: от наград учреждений, до областных и даже министерских признаний и соответствующих документов, - и это тоже становилось понятным, когда оказывалось, что в магистратуру поступил директор школы или какой-нибудь опытный педагог системы ДПО [дополнительное профессиональное образование, — Аксиома] или СПО [среднее профессиональное образование, — Аксиома]. 
Там была масса документов и благодарностей о подготовке творческих коллективов, получении наград и признаний бывших (и часто действующих) прокуроров, военных, спасателей, представителей власти, которые просто пришли получать образование в магистратуру.


Талантливые и яркие люди, замечательный жизненный и профессиональный опыт, достойные признания заслуги. С такими заявками всегда приятно работать.
Смущало только одно: в сравнении с ними заявки большинства «обычных» студентов выглядели, прошу прощения, убого. Да и как по-другому могут смотреться шевеления учащегося ходить, от того, кто уже окреп в этом процессе? А еще подспудно не отпускало понимание того, «как даются большинство этих грамот и благодарностей», и знание о том, что на уровне профессиональной деятельности к таким благодарностям часто прикладывается еще и финансовое их выражение. 
То есть, получается, деньги за уже оплаченное?
Плюс еще не давала покоя моя вера в то, что стипендия должна работать на поддержку молодых, неокрепших, но бьющихся и добивающихся. На тех, кто сегодня сделает одну публикацию, но слабенькую, а завтра окрепнув, получив финансовую поддержку своих научных устремлений, и сделают две, три, а может уже ВАК или Скопус…. ведь это и есть суть и смысл всех этих стипендий! В свое время меня научили этому, и я учу студентов тому же: что выгодно и полезно осмысленно проводить время в университете, работать над собой и своим развитием, и что можно наращивать свои показатели, свое портфолио, и зарабатывать на этом, не отрываясь от учебы уходя в ночные подработки.

Маленький магистрант таксует, хотя мог двигать науку

Именно на такой волне конкурсной комиссией и было принято решение установить возрастной ценз, как способ сохранить смысл стипендий. И в качестве варианта выбрали прецедент регионального конкурса (в 2017 году Думой г. Томска было утверждено Положение о стипендии муниципального образования г. Томск), где такой же ценз уже был введен.
И вот сейчас все повторяется. Ясно одно: мы не решили проблему, а вернулись к исходному ее варианту.
Что делать? Не знаю.
Я рада инициированному открытому обсуждению, которое выглядит честным и подлинно-демократическим на фоне подпольного забрасывания заявлениями, которое привело к отмене возрастного ценза.
Есть ли возрастные ограничения в других вузах? – нет, либо не нашли пока таких вузов. Есть и решение вопроса в других вузах? – спорно. Некоторые вузы сокращают количество стипендий в целом, устраивая откровенную бойню за них, а часть пуская на выплаты по типу персонального поощрения. Есть вузы, которые ужесточают критерии; есть те, которые список потенциальных победителей рассматривают по персоналиям, по сути, лишая конкурс объективности. А есть вузы, которым все равно.
Нам не все равно.
Сейчас звучат разные предложения. Часть из них вызывают больше вопросов, нежели ответов.

Бойня за стипендии

Например, учитывать только научные достижения магистрантов. Хорошая идея, но у нас столько людей, которые продвигают имя Университета в спорте, творчестве или общественной деятельности; плюс у нас есть факультеты и подразделения, где изначально разные потенциалы и возможности для научной деятельности, и надо ли их отбрасывать совсем? Не знаю.
Прозвучала как-то фраза: «Неужели университет не может всех поощрять?». Про это, наверное, даже комментировать нечего. 
Университет – не черпает денег из хранилищ эльфов, они приходят в университет из Министерства и, естественно, ограничены. Кроме того, думаю, что идея «всем поровну» - умрет сама, если мы оглянемся и увидим, как по-разному и с разными усилиями люди проявляют себя в университете и в жизни.
Предложение «не давать денег работающим»? – так работать можно по-разному. Лаборант, крупный предприниматель и директор школы – все работают, но это разные уровни зарплат. А кто проверит? 
Более того: как? – по СНИЛС налоговую проверять?
«Не давать работающим в ТГУ» - означает ли, что стоит выплачивать стипендии только сотрудникам других вузов, которые у нас тоже обучаются?
Было высказано возмущение, почему не рассматривать суммарно активность студента? – тут все просто: Приказ Министерства, по которому мы работаем с этими стипендиями, разделяет стипендии по видам деятельности.
«Учитывать ученые степени»? – опять-таки, а кто будет проверять, если вдруг соискатель умолчит? А есть ведь еще люди, поучившиеся в аспирантуре и потом оказавшиеся в магистратуре. С ними что?
Индивидуальные достижения – как основной критерий?
Ну, как уже писали, на многих специальностях в принципе невозможны единичные работы. Ведь, чтобы провести серьезный эксперимент и сделать открытие, часто нужны усилия даже не 2-3 людей, а десятков и десятков. 
И в таких условиях работает почти половина специальностей университета.
В общем, пока что из всех предлагаемых вариантов только разделение на уровни в зависимости от возраста или уровня обучения и выглядит, как меньшее зло. 
Правда, это потребует пересмотра критериев, и при неосторожности может убить активность (молодых) магистрантов на корню.

Есть много вариантов — какой выбрать?